Назип Хамитов: Так что же такое философская публицистика?

1

Понятие «философская публицистика» в последнее время становится все более популярным и, я даже сказал бы, модным. Оставляя пока в стороне причину этого, сконцентрируюсь на вопросе: Чем философская публицистика отличается от просто публицистики, эссеистики и, наконец, от философской эссеистики? Этот вопрос (вопросы) в разных вариациях я слышу очень часто. Попробую коротко ответить на него.

Начнем с отличия публицистики и журналистики. Если журналистика – это сообщение об общественно важных событиях и отражение мнений о них авторитетных личностей, то публицистика – это авторский анализ этих событий.

Философская же публицистика – это авторский анализ причин событий и прогнозирование их последствий. Это определение делает понятной возможность философской публицистики переживать десятилетия и даже столетия.

Эссеистика – это обостренное присутствие автора в тексте, где все вращается вокруг его Я, что обусловливает акцент не на понятиях, а на метафорах. В известном смысле эссеистика – антоним публицистики. Даже проблема, поднятая в эссе, становится вторичной по отношению к представленности в нем авторского Я. Отсюда такое значение стиля в эссеистике; стиль есть мелодика и ритмика присутствия автора в тексе. Это роднит эссеистику и поэзию.

В отличие от просто эссеистики, философская эссеистика – это равновесие акцентов на проблеме и авторском присутствии. Поэтому философская эссеистика и публицистика достаточно близки. В чем же отличие?

На первый взгляд, философскую публицистику отличает общественная значимость проблемы. Но это не так. Философская эссеистика неизбежно выходит за пределы снобизма и авторского нарциссизма уже потому, что она философская.

Главное отличие в ином: если философская эссеистика – монолог, то философская публицистика принципиально диалогична.

Итак, философскую публицистику можно определить как диалоговую философскую эссеистику. Великий философский публицист античности Сократ вел диалоги и вошел в историю философии именно как ведущий диалогов, а великий теоретик философии Гегель в своем единственном философском публицистическом произведении «Кто мыслит абстрактно?» моделирует диалоги персонажей и полемизирует с невидимым оппонентом.

Не бойтесь обсуждать глубокие вопросы во внешнем или внутреннем диалоге, и у Вас есть шанс стать философским публицистом ;).


2

Вопрос о необходимости и возможности философской публицистики вторичен по отношению к вопросу о возможности и необходимости философского искусства – философствования в образах и метафорах, а не в понятиях и категориях.

Прежде всего стоит осознать, что положение о том, что теоретическое в философии важнее художественного (метафорического, образного) – атавизм тоталитарного и посттоталитарного мира, которому философия нужна в качестве «научной» служанки политической идеологии. Чем демократичнее социальная система, тем больше она склонна признавать плюральность проявлений философии в культуре.

Для Шеллинга, в отличие от Гегеля и Маркса, высший способ философского постижения Абсолюта – искусство, а не наука. Эта линия продолжается в экзистенциализме и персонализме: Человека как микрокосм нужно постигать, не объективируя, в философских эссе и романах.

Однако самые глубокие эссе и романы могут быть слишком замкнутыми в жизненном мире философского писателя, а потому отрываются от мира остальных личностей. Философская публицистика размыкает их смыслы и вводит в контекст эпохи.

И это может быть как публицистика самого автора философских эссе и романов, так и других авторов.

3

Вернемся к вопросу об отличии философской публицистики и просто публицистики.

Философская публицистика, как и просто публицистика, отвечает на актуальные вызовы времени, осмысливает причины проблем и противоречий, которые мучают или пугают современника – причины того, что мы называем «злобой дня». Но она делает это с позиций постижения вечных проблем и противоречий человека, а не растворяется в «злобе дня».

Более того, если публицистика на злобу дня лишь усиливает «ЗЛОБУ дня», то ее точно нельзя назвать философской публицистикой.

Наверное, лучше вообще обойтись без такой публицистики.

4

Иногда, а может и часто, философский публицист и просто публицист уживаются в одной личности.

Например, Вольтер был выдающимся философским публицистом, который поднимался над злобой дня. Но время от времени он превращался в просто публициста, растворяющегося в «злобе дня».

И это касается многих авторов, создавших шедевры философской публицистики.

Публицистика притягивается к «злобе дня», как магнит. Но она может усиливать эту злобу, а может освобождать от нее.

И тогда она становится философской публицистикой.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...