Верховный Суд США вернул индейцам половину территории штата Оклахома

Верховный суд США большинством голосов признал почти половину территории штата Оклахома принадлежащей индейской резервации. Решение было принято с минимальным перевесом. Как сообщает The New York Times, против выступили четверо судей, а поддержали решение пятеро. Восточная часть Оклахомы, которую населяют почти 2 млн человек, признана землей племен чероки, маскогов, семинолов, чикасо и чокто.

Фактически суд воплотил в жизнь решение федерального правительства США о расширении индейской резервации (взамен конфискованных земель в Алабаме и Джорджии), принятое еще в конце 19 века, но не исполненное до сих пор. Власти также все это время урезали размеры резервации вопреки своим обязательствам.

Решение суда называют знаковым для коренных американцев – во-первых, оно создало прецедент для дальнейших аналогичных постановлений, во-вторых, жизнь штата должна существенно измениться. Передача земли повлияет на работу налоговой службы, экологического надзора и других органов. Члены племени, которые живут в пределах границ, могут также быть освобождены от государственных налогов. Приблизительно 1,8 миллиона человек, из которых около 15% являются коренными американцами, живут на земле, которая охватывает три миллиона акров.

Судья Нил Горсуч, консерватор, назначенный президентом США Дональдом Трампом, встал на сторону четырех либералов суда и также написал свое мнение. Он сослался на «Дорогу слез», насильственное переселение «цивилизованных племен», в том числе семинолов, в XIX веке из юго-восточных штатов в Оклахому. Тогда правительство США заявило, что новая земля будет принадлежать племенам навсегда. Судья Горсуч писал: «Сегодня нас спрашивают, остается ли земля, обещанная этими договорами, индейской резервацией с точки зрения федерального уголовного права. Поскольку Конгресс не сказал иначе, мы выполняем данное правительством обещание».

Владимир Вернадский: Ноосфера за национализм и расизм!

"... В каждом государстве и народе есть раса высшая, творящая творческую созидательную работу, и раса низшая — раса разрушителей или рабов. Несчастие, если в их руки попадает власть и судьба народа или государства. Будет то, что с Россией. Нация в народе или государстве состоит из людей высшей расы. Демократия хороша, когда обеспечено ею господство нации"

Владимир Вернадский, Из дневника. 16 марта 1918 года. [Полтава].
(https://public.wikireading.ru/22879).

Мирча Элиаде: Универсализм и предназначение нации

Национализм - это акт духовного творчества. Осознание принадлежности к определенному человеческому сообществу, осознание своего участия в истории, и более всего осознание того, что ценности жизни придается и осмысляется именно в этом участии – являются актами духовной жизни. Мифы, апокалипсисы, исторические миссии, на которые претендует каждая нация, не имеют ничего общего с биологической или экономической сторонами человеческой жизни.

Укорененная по своей сути в духовном – нация может иметь только одно предназначение – создавать духовные ценности для всего мира. Навязывать, другими словами, всем остальным народам собственный универсализм. В духовной иерархии, как и в других иерархиях, универсализм не возникает путем слияния всех добродетелей, путем наиболее полного ценностного синтеза. Наоборот, универсализм возникает путем углубления вплоть до исчезновения особенного, локального, частного. Только при таком подходе акт индивидуального духовного переживания может считаться творческим актом. Гений не делает ничего другого, кроме  как придает ценность определенным жизненным состояниям, который представлялись до этого скрытыми, косными или незначительными.

Сергій Павленко: Предки Ивана Мазепы - черкесы?

Для з’ясування родоводу Мазеп важливо прояснити походження їхнього прізвища. У кабардинській мові слово «мазэ» («э» читається як коротке «а») означає «місяць», а «мазэпэ» — «першу фазу місяця, його початок». А в гербі гетьмана є саме це небесне світило.

Кабардинці — частина східних адигів, які після навали монголів мігрували до Центрального Передкавказзя. Між східними та західними адигейцями згодом склалися певні відмінності у мові, звичаях. З ХІІІ століття сусідні народи називали адигів черкесами. Останні славилися у багатьох країнах як вправні воїни-найманці. Черкеси змалку займалися професійною військовою підготовкою. Добре володіли зброєю, гарно трималися у сідлі. Один такий воїн міг здолати кількох ворогів. Не випадково кримські хани навіть віддавали їм своїх дітей на виховання.

Через князівські чвари, війни багато черкесів емігрувало у найближчі країни. Ще 1502 року вони займали побережжя Азовського моря від Дону до Керченської протоки, але згодом їх почали відтісняти.

Відомі кілька міграційних хвиль їх до Московії, Литви, Польщі. На думку В. Татіщева, О. Рігельмана, черкеси з’явилися в Україні в ХІV столітті, саме їм слід завдячувати появі міста Черкаси. «Перші козаки, — писав Татіщев, — зброд з черкес гірських, в князівстві Курському в 14 столітті з’явились; там вони... грабіжництвом та розбоями промишляли; потім перейшли на Дніпро та місто Черкаси побудували».

В описі Канівського замку 1552 року є місцевий переказ: «...Яко князь великий Литовский Гедемин, завоевавши над морем Кафу и весь Перекоп и Черкасы Пятигорские, и приведши Черкасов часть з княгинею их, посадил их на Снепород, а иншых на Днепре, где теперь Черкасы сидят». На це пояснення згодом посилається у своєму привілеї польський король Станіслав-Август.

Ці історичні версії не такі вже й безпідставні — адже українців у ХVІ—ХVІІ століттях звали черкасами. Як зазначає у своєму нарисі Н. Будаєв, звичай брити голову, залишаючи на ній «оселедець», шапка, кафтан, опалювання помешкання кизяками мають черкеське походження. Адигські слова — «хата», «тат» (батько), «нан» (ненька), джегун (джигун) теж прижилися у нас.

Черкесів-найманців тодішні володарі Київщини використовували здебільшого для охорони прикордоння. Так, у реєстрі Черкаського та Канівського замків 1552 р. зустрічаємо адигейські прізвища: Горяїн Тиньснач, Гусейм, Нелістон Старий, Степанець Пятигорчин, Жчалаш, Мишко Теребердеєвич.

The New Prometheism


The New Prometheism 
https://www.facebook.com/thenewprometheism

The New Prometheism (formerly - The New Nationalism) was founded in 2016 by Raivis Zeltīts (Latvia) as a platform for nationalists in Europe, with the focus on the 21st century geopolitical concept of Intermarium. Since then the site has grown in quality and quantity.
We are against the aggression of Kremlin and at the same time unapologetically nationalist and against globalism.
We are living in a great era of rebirth of national spirit in Europe. We hope that we can contribute to this rebirth and offer new perspectives on ideological and geopolitical questions.

Михаил Эпштейн: Вся власть - времени! Манифест хронократии

(с) Олег Гроссу
Власть времени в каждом конкретном обществе определяет природу его политического режима. Хронократия - это диктатура времени как определяющий фактор общественной жизни; форма политического устройства, основанная на признании времени решающим фактором обновления структур власти.

Начну с маленького примера. Я преподаю в американском университете. В моем офисе каждые три года происходит замена старой модели компьютера новой. Для меня это неудобно, как и для многих моих коллег. Я уже привык к старым программам, к знакомому интерфейсу, они меня устраивают, новые ничем не лучше. Приходится ломать привычки, перезаписывать файлы, моя работа выходит из колеи. Кому это нужно? Это не нужно ни завкафедрой, ни президенту университета, ни президенту США, тем не менее я вынужден подчиниться. Чьей власти? Власти времени, которое и выступает как верховный правитель в политической и экономической системе американского общества.

Назвать эту систему хронократией гораздо уместнее, чем демократией. Никакой демос мной не управляет - и слава Богу. В условиях хронократии жизнь общества определяется регулярной и обязательной сменой всех его политических, экономических, научных, культурных тенденций, мод, методологий, руководящих кадров. В частности, хронократия предполагает безусловную сменяемость всех органов власти в строго отмеренные сроки. Для каждого сегмента культуры выделяется особый временной фактор или "запас" новизны, в течение которого данное явление перестает восприниматься как легитимное и необходимо должно уступить другому. Президенты, автомобили, компьютеры, учебники, течения живописи, фасоны одежды, стили прически меняются в определенном порядке и ритме, по-разному заданном для каждой категории. Например, максимум восемь лет для президента, год для фасона одежды, несколько недель для фильмов в кинотеатрах... Время - фактор легитимизации любого режима власти, даже если речь идет о властителях дум и мод.

Не всегда хронократия удобна, приятна и полезна. Она порой прибегает к насилию. Вещи периoдически обновляются даже вопреки целесообразности. Новые изделия худшего качества вытесняют старые, доброкачественные, только потому, что хронократия определяет действие рыночных механизмов, формируя идеологию "новое - лучшее" и мобилизуя покупательский спрос. 

Н.М. Кулакова: Психологический портрет Великого Могола Аурангзеба

Большинство историков, рассматривая социально - экономическое, политическое состояние могущественных империй, нередко затрагивают личность правителя, находящегося в данный момент у власти. Иногда это помогает по-новому взглянуть на специфику проводимой политики, но более всего дает возможность лучше проникнуть в мировоззрение эпохи, представить систему ценностей того времени, увидеть атмосферу, сложившуюся при дворе и окружении государя, во многом влияющую и на проводимые в державе мероприятия.

Аурангзеб был сыном Великого Могола Шах-Джахана (1628-1658), у которого помимо будущего завоевателя престола было еще три сына и две дочери.

Старший сын Дара, в преддверии надвигавшейся смуты был наместником Пенджаба, исходя из слов Ф.Бернье, был весьма вежлив и любезен в разговорах, отличался находчивостью и необычайной щедростью, но обладал одним существенным недостатком - не терпел чужих советов и, не задумываясь о последствиях, разглашал имена своих советчиков1. Его вспыльчивый нрав иногда заставлял оскорблять многих высокопоставленных эмиров, что, конечно, не способствовало увеличению числа его сторонников, если бы не благосклонность самого отца. Положение усугублялось и тем, что он был "язычником с язычниками и христианином с христианами" 2, охотно выслушивая речи иезуита отца Бюзе. Будучи образованным человеком, он пытался создать синкретическое учение, основанное на суфизме и индуизме, для этого переводил с санскрита на персидский язык текст Упанишад, но насторожил своей религиозной терпимостью многих сановников, решивших, что став императором, Дара Шикох не будет защитником интересов мусульманского населения Индостана3. Вторым сыном Шах-Джахана был более скрытный наместник Бенгалии Султан-Суджа, "храбрый государь". Он предпочитал поддерживать с эмирами мирные отношения, покупая их благосклонность подарками, но часто предавался удовольствиям и к тому же перешел в религию персов, став шиитом. Мурад-Бакш, "исполненное желание", уделял большое внимание охоте и стрельбе из лука, был вежлив, щедр и храбр, заявляя, что во всем полагается только на свою руку и меч. Подтвердил свое мужество захватив одну из главных провинций Индии - Гуджарат, но его сластолюбие и склонность к увеселениям также заставляли многих усомниться в том, что он сможет стать хорошим правителем4, и основная борьба за престол развернется между самым старшим и самым младшим сыновьями падишаха.

Елена Раскина: Русский друид Николай Гумилев

Глава из книги Елены Раскиной «Поэтическая география Николая Гумилева».

«Кельтское возрождение» начала ХХ века и образ кельтского мира в текстах Гумилева.
Под «кельтским возрождением» здесь подразумевается обостренный интерес к кельтской культуре, вспыхнувший в начале века в странах, принадлежавших некогда к кельтскому миру, — Ирландии, Британии, Франции, Германии, и, опосредованно, в России. Творчество У.-Б.Йейтса, которого Гумилев, как известно, называл английским Вячеславом Ивановым, является ярчайшим проявлением кельтского, ирландского возрождения начала ХХ века, как и творчество, к примеру, друга Йейтса, поэта и визионера Джорджа Рассела. Летом 1917 года, в Англии, Гумилев встречался с Йейтсом, и к этому времени относится его меткая характеристика автора «Кельтских сумерек» и «Графини Кэтлин», высказанная в письме к А. А. Ахматовой.

Как известно, 1917-й год — это период зрелого Йейтса, как и зрелого Гумилева, и, главное, период обостренного интереса русского поэта к древней кельтской культуре и «кельтскому возрождению». В 1916-м была написана драматическая поэма «Гондла», во многом — плод обострившегося интереса автора к древней кельтской культуре, интереса, впрочем, присутствовавшего и в текстах раннего Гумилева, достаточно вспомнить, к примеру, стихотворение «Камень» с подзаголовком «Бретонская легенда» (1908). В 1921 году, незадолго до смерти, Гумилев переводил стихотворную пьесу Йейтса «Графиня Кэтлин», о чем свидетельствует его надпись на книге «отца ирландского поэтического возрождения», впервые приведенная Глебом Струве1 и проанализированная Григорием Кружковым в статье «Загадка ЗАМИУ (Николай Гумилев и графиня Кэтлин)»2.

Кроме того, существует еще одна надпись на книге Йейтса, свидетельствующая о стремлении Гумилева сделать перевод произведений ирландского поэта общим делом акмеистов. В статье того же Григория Кружкова говорится о надписи на книге Йейтса, сохранившейся в библиотеке Михаила Зенкевича. Речь идет о следующем тексте: «Эта книга «A Selection from the Poetry of W. B. Yeats» была прислана мне в Саратов из изд. «Всемирная литература» из Петрограда поэтом Н. С. Гумилевым для перевода двух отмеченных стихотворений»3. Отмечены были стихотворения «Ирландии грядущих времен» и «Проклятие Адама».

Что символизирует шестиконечная звезда

Археологи находили шестиконечные звезды и на минойском Крите, и в ха­наанском Гаваоне  и на греческом острове Эгина, и у этрусков, и в Помпеях.

Первым извест­ным нам евреем, использовавшим этот знак, был некий Иегошуа бен Асаяху, живший в Сидоне в VII веке до н. э.: до нас дошла его печать с шестиконечной звездой.

Но никаких текстов, объясняю­щих значение звезды, не сохрани­лось. Гексаграмма могла быть и простым декора­тивным элементом, и астроно­ми­ческим символом, и защит­ным магическим знаком, и даже купе­ческим торговым клеймом.

У средневековых мусульман был распро­странен амулет «Семи печатей», включающий рисунок шестиконечной звезды. Все это называлось печатями Соломона. С XIII века они начинают встречаться в качестве защитного знака также у иудеев и христиан.

Термин "магендавид", или «щит Давида», которым сегодня обозначается шести­конечная звезда, появляется в текстах еврейской мистической традиции с XIII века. В них упоминается некий золотой магический щит царя Давида, на котором были выгравированы 72 имени Метатрона.

Символом целой еврейской общины звезда Давида стала только в XIV веке, когда император Карл IV даровал праж­ским евреям привилегию иметь собственный флаг.

К концу XIX века звезда Давида распростра­нилась среди еврейских общин по всему миру. Поэтому, когда сионистам нужен был свой символ, они выбрали магендавид. С одной стороны, он был известен всем евреям, с другой — не имел, как менора, ярко выраженного религиозного значения.

Нацисты, придя к власти, вернули средне­вековую практику помечать евреев особым знаком — нашивкой на одежде. В Сред­ние века евреи должны были носить желтый, белый или красный круг либо изображе­ние скри­жали Завета. С этого времени гексаграмма стала ассоциироваться только с евреями.

Современный флаг Государства Израиль представляет собой белое полотно с двумя горизонтальными синими полосами и звездой Давида в центре. Полотнище флага напоминает талит — белую с синими полосами еврейскую молитвенную накидку. Звезда Давида на флаге – символ еврейства, знак могущества и победы. Кроме того, она напоминает о шести важнейших добродетелях: целомудрии, бескорыстии, искренности, скромности, смирении и щедрости.

А.Ю. Акулов: Язык Айну. Прошлое, настоящее, будущее

Путь Востока. Межкультурная коммуникация. Материалы VI Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. Серия “Symposium”. Выпуск 30. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С.82-87.

[82]

Язык Айну современной лингвистикой рассматривается как язык изолированный. По морфологической технике язык Айну — агглюти нирующий, но может рассматриваться и как изолирующий, в принципе, в данном случае — это скорее факты описания, нежели факты языка. Он характеризуется моделью словоформы американского типа: (m)+(r)+R+(m), где (r), R — это корневые морфемы, а (m) — это аффиксальные морфемы. В этом смысле айнский язык очень отличается от японского, корейского и многих других языков, в которых представ лена так называемая агглютинация алтайского типа, которая имеет следующий вид: R+(m). (Подробнее о типах агглютинации см.: Володин 1997, Володин 2001). Джон Бэчелор называет язык Айну моносиллабическим, что, на наш взгляд, позволяет полагать, что некогда в древности язык Айну был изолирующим, но со временем эволюционировал в агглютинативный с сильными элементами изолирующего строя, что подтверждает, например, такой факт, как отсутствие гармонии гласных, отсутствие противопоставления согласных по глухости — звонкости, которые обычно играют важную роль в агглютинирующих языках, например, в тюркских.

Язык и культура Айну восходят непосредственно к эпохе Дзёмон — японскому неолиту (датировки по керамике для японского mainland: 13000 до н.э. — 500 г. до н.э., потому что на Хоккайдо и Курильских Островах Дзёмон продолжался до последней трети 19 века), собственно говоря, дзёмонцы были самыми что ни на есть настоящими Айну. В настоящее время, однако, некоторые этнографы — антропологи, питающиеся «этнографическими консервами» и потому имеющие весьма смутное представление о языке и культуре Айну, возражают против подобного рода реалий, поэтому я вынужден привести развернутую аргументации в пользу того, что Дзёмонцы — это таки самые, что ни на есть всамделишные Айну.

[83]

Нейл Гордон Манро пишет, что «главное возражение против айнского происхождения первобытных стоянок заключалось в том, что они (т.е. Айну) не делают керамику, не используют каменные орудия и землянки образцы (орнамента) на их (т.е. Айнских) деревянных орудиях рассматривались как демонстрирующие мало сходства или вовсе никакого с орнаментами неолитической керамики. Последующие исследования, однако, показали, что землянки использовались Айнами Сахалина и Курил, что они использовали керамику и каменные орудия, и что разница между орнаментами Айнов и каменного века меньше, чем это утвержда лось, и может быть без труда исключена.» [Munro C. 665-666] Возможно, что керамика постепенно была вытеснена деревянной посудой.

А.Ю. Акулов: Айнская компонента японского этногенеза

Путь Востока. Традиции освобождения. Материалы III Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. Серия “Symposium”, выпуск 4. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. С.111-114.

[111]

Некоторые общие сведения
На северо-северо-востоке Японского архипелага, на острове Хоккайдо, живет очень интересный и малочисленный народ (айны. Автор очерка айнского языка (В.М. Алпатов пишет об айнах следующее: «К началу I тысячелетия н. э. айны населяли северную и восточную части Японских островов (остров Хоккайдо и значительную часть острова Хонсю, предел распространения айнов на Хонсю остается неясным), южную часть острова Сахалин, примерно до 50 градуса северной широты, Курильские острова и южную часть полуострова Камчатка. К XIX веку

[112]

айны были полностью вытеснены с Хонсю японцами. В ХХ веке айны сохранились лишь на Хоккайдо и на юге Сахалина» [1].

Что касается айнского языка (Aynu itak), то он (агглютинативный, с элементами флексии, что говорит о его древности. В настоящее время он относится к языкам-изолянтам, наряду с баскским и некоторыми кавказскими языками. К 70-м, 80-м годам айнский язык почти вышел из употребления, что явилось закономерным следствием чрезвычайно жесткой ассимиляции и японизации айнов.

Многие исследователи даже заговорили о том, что айнский язык исчез к середине ХХ века…

В настоящее время, однако, возникло много обществ по изучению айнского языка и айнской культуры и среди айнской молодежи наблюдается интерес к своим традициям.

Мансур Кучкаров: Айну: Вычеркнутый народ в России

«Трагедия моего народа сопоставима разве что с трагедией коренных жителей Северной Америки - индейцев»
Алексей Накамура.

История происхождения

В пылу непрекращающегося спора между Россией и Японией за право обладания Курильскими островами как-то забывается, что истинными хозяевами этих земель являются айны.  Айны (или айну) буквально значит «настоящий человек». Исконный ареал  расселения этого этноса – юг Камчатки, низовья Амура, Сахалин, Курилы и Японские острова. 

По предположению ученых, первые айны появились здесь примерно в XIII тысячелетии до н. э., когда еще существовал сухопутный перешеек между Евразией и Америкой, но учёные до сих пор ломают головы, откуда они появились  Существуют две гипотезы миграции айнов. Первая гласит, что айны пришли на Дальний Восток из Северной Сибири, вторая указывает на южные острова Тихого океана. Первой точки зрения придерживаются в основном японские антропологи. В советской этнографии доминировала вторая версия. Вторая версия обосновывается  близостью айнов к аборигенам Австралии и Полинезии: строение лица и носа, спиральный орнамент на одежде, набедренные повязки как у экваториальных племен, лук, сходный с оружием полинезийцев. Несмотря на жизнь в умеренном климате, летом айны носили лишь набедренные повязки, подобно жителям экваториальных стран.

Современные антропологи выделяют двух предков айнов: первые отличались высоким ростом, вторые же были очень низкого роста. Додлинно известно, что по основным антропологическим показателям айны очень сильно отличаются от японцев, корейцев, нивхов, ительменов, полинезийцев, индонезийцев, аборигенов Австралии и, вообще, всех популяций Дальнего Востока и Тихого океана, но сближаются с людьми эпохи Дзёмон.

Только современная наука позволила определить, как исходный регион происхождения предков сегодняшних айнов, так и маршрут их продвижения к месту современного проживания.

Так, анализ их гаплогрупп показал, что 81,3% айнского населения относится к гаплогруппе D1a2, которой предшествовала группа D. Ну, а она очень древняя и появилась в Африке примерно 73 000 лет назад. Затем в Азии около 60 000 лет назад возникла мутация D1. Субклад ее D1a2b1 был выявлен у представителя культуры Дзёмон, жившего примерно 3 500—3 800 тому лет назад в Японии. Ну, а в настоящее время субклады гаплогруппы D отмечены в Тибете, на Японских и Андаманских островах. Изучение генетического разнообразия, наблюдаемого в подгруппе D1 на территории Японии, показывает, что эта группа была здесь изолирована между 12 000 — 20 000 лет назад.

Айны – первые самураи

Примерно с середины периода Дзёмон на Японские острова начинают прибывать племена с Юго –Восточной Азии. Они селятся преимущественно на архипелаге Рюкю и юго-восточной части острова Кюсю. Под их давлением, айны начинают переселение на Сахалин, в низовья Амура, Приморье и  на Курильские острова. Затем с III века до н. э.  начинают прибывать с Корейского полуострова другие этнические группы. Это были предки современных японцев,  о чём свидетельствует гаплогруппа O2b, распространенная среди современных японцев и корейцев. Они занимались скотоводством, охотой, земледелием.Когда складывается государство Ямато, начинается эпоха постоянной войны между государством Ямато и айнами. Противостояние государства Ямато и айнов продолжалось почти полторы тысячи лет, но в военном отношении японцы долго уступали айнам. В качестве оружия айны использовали преимущественно  короткий меч, ножи и лук, с отравленными стрелами.

«Русский мир» в Европе. Нарва – второй Крым? | Крым.Реалии ТВ

В новом выпуске нашего телепроекта:

– Эстония требует от России вернуть аннексированные территории
– России отвечает Эстонии на территориальные претензии
– Советская и российская оккупации – похожи ли схемы?
– Как российская аннексия "разбудила" эстонские власти
– Аннексия Крыма – мнение граждан Эстонии и России
– Нарва – следующий Крым?

Никита Редько: Французские казаки

Региональная ежедневная французская газета L’Écho du Nord, 9 сентября 1892 года публикует небольшую заметку о французах, приписанных к Оренбургскому казачьему войску со ссылкой на российскую региональную прессу:

ФРАНЦУЗСКИЕ КАЗАКИ

Газета из Оренбурга дает любопытную историческую информацию о казаках французского происхождения, найденных в казачьих войсках этого города:

После отступления армии Наполеона из Москвы большинство российских городов было переполнено французскими пленными, и Оренбург, в частности, получил довольно большое их количество.

После окончания войны императорский указ предписывал репатриацию этих пленных, но некоторые из них заявляли, что хотят остаться в России и стать подданными России.

Тогда им предложили стать казаками, и французы проживавшие в Верхнеуральском округе, а именно Антуан Берг, Шарль-Жозеф Буден, Жак-Пьер Бинзильон, Антуан Виклер и Эдуард Ланглуа, приняли это предложение.

Их приписали к Оренбургскому казачьему войску, и все они впоследствии сочетались браком с родственниками своих новых товарищей.

По последним статистическим данным, в настоящее время среди оренбургских казаков насчитывается тридцать девять потомков этих французских солдат.

Рустем Вахитов: Евразийская Сборка

(о трактате Павла Зарифуллина «К эпохе любви: Тело и Сборка»)

1.

Павел Зарифуллин – мой старый товарищ и соратник по евразийству написал трактат об истории и попросил, чтобы я отозвался на него. Что я с удовольствием и делаю, но прежде скажу пару слов об авторе трактата. Конечно, я имею в виду не Дух Великой Скифии-Евразии, в чьем авторстве я в принципе не сомневаюсь, а того, кого чуждый нам Ролан Барт именовал словом «скриптор».
Среди представителей неоевразийства Павел (которого мне нравится называть «Паша» и потому что мы ним знакомы уже лет 20, и потому что при движении ударения русифицированная латынь в его имени превращается в турецкий) занимает особое место. Для большинства из них евразийство – это не всерьез, просто лейбл, при помощи которого можно попытаться сделать политическую карьеру. Сколько их было на моей памяти – «псевдоевразийцев в пиджаках» — которые свои мечты о кресле в Госдуме облекали в корявые рассуждения о Евразии, ссылаясь на нечитанного ими Савицкого.
Но есть и идеологи евразийства, которые пытаются генерировать идеи или приспосабливать к нашей постсоветской реальности то, что Савицкий и Трубецкой писали 100 лет назад. Дело это неплохое и даже полезное (каюсь, я и сам из них) и я надеюсь, когда-нибудь будет от этого толк, но идет оно с большим скрипом и невыносимо медленно…
Что же касается Паши (ПашИ), то он – не только идеолог, но и евразийский футурист, поэт евразийского Логоса. Его размышления о скифах, которые будут летать в космических кораблях и станут первыми космическими номадами восхищают и заставляют вспомнить, что отцы-основатели задумывали евразийство не только как политическую идеологию и движение и даже не только как междисциплинарную научную программу с философско-богословским ядром, но и как дискурс, особый взгляд на мир, который проявляется и искусстве – в литературе, в кино, в музыке.

Святополк-Мирский писал о евразийских мотивах у Хлебникова, газета «Евразия» печатала рецензию на популярную немую фильму (как говорили тогда) Пудовкина «Потомок Чингисхана». Есть замечательная книжка Вишневецкого «Евразийское уклонение в музыке», где он доказывает, что Сувчинскому удалось транслировать дух евразийства в музыкальную эстетику при помощи Лурье, Стравинского и Прокофьева и поэтому наряду с евразийскими географией, экономикой, философией, кино, поэзией, есть и евразийская музыка.
По-моему Паша Зарифуллин (или, выражаясь евразийски – Зарифуллин-пашА) развивает это скрытое, как основание айсберга под водой, основание евразийства – евразийство как дискурс. Я думаю, (пусть он на меня не обижается!) не всегда надо всерьез воспринимать его концептуальные построения, но предельно серьезно — евразийско-скифский дух его фантастических интеллектуальных опытов.
А теперь вернусь к его трактату об истории.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...