08.04.2021

Леонид Немцев: Печь Прометея*

Чаще всего в мировой культуре из мифологических персонажей упоминается Прометей, хотя вряд ли он всплывет в памяти в первой десятке. Это уже хорошая подсказка: Прометей у нас не в памяти, а в подсознании. Он в самом деле чуть ли не самый родной. Дал людям огонь, который от людей прятали. Мученик, бросивший вызов Олимпу. Но он же и создатель человека. Понять образ Прометея так же сложно, как понять себя. Миф о Прометее лежит в основе самого мифологического сознания, поэтому проявляется во всех возможных отголосках.

Карл Маркс, например, всю жизнь упоминает Прометея, он сразу стал его любимым образом, личным божеством. Хотя философу не пристало поклоняться «божеству». Поэтому в письме тестю Людвигу фон Вестфалену «красивый, двадцатидвухлетний» Карл признается: «Прометей – самый благородный святой и мученик в философском календаре». Любимая книга у Маркса – трагедия Эсхила «Прикованный Прометей», только её он обильно цитирует и подвергает дотошному анализу. Интересно подумать, как мифологический образ влияет на становление личности, от которой потом разбегается пламя. Газета «Искра» тоже связана с образом Прометеева огня, а не с одной только физикой горения.

Благородно заботиться о человечестве, выступая в этом даже наперекор высшим силам. Это высшая справедливость – когда человеку лучше, чем это допускает воля богов. И тот, кто страдает во имя человечества, точно становится нам дороже законов природы. Возможно, скоро «зеленые» что-то в этом изменят: сначала пришлось отказаться от явных принципов эксплуатации, отменить крепостное право и дать свободу рабам, теперь приходит в голову, что эксплуатация животных и растений – это некое своеволие, которое необходимо ограничить. Человечество рождается с Прометеем и, вероятно, исчезнет, если исчезнет понимание его благородства, его бескорыстного подвига во имя людей. Всё указывает на то, что, по замыслу богов, человек не должен был занимать царственное положение в мире Природы. И ей, наверное, без человека будет только лучше.

Какие-то существа копошились в пещерах, рвали листья, выкапывали корешки. Потом пришло очередное оледенение, после которого изменился климат, породив на Земле зиму. Человеку неплохо жилось на основе первичных инстинктов, но вдруг пришлось научиться выживать в условиях, которые сильно его удивили. Несколько месяцев привычная пища не росла. Белки от такого шока выработали дар предвидения, но не успели вырастить в головном мозге отдел, совершенствующий память. Им приходится делать запасы – и не в одном месте, а повсюду. Иногда удается подкормиться закладкой, оставленной другой белкой. Медведь тоже пережил шок, он стал наедаться впрок и уходить в глубокий сон. Человек обретает себя где-то между природой белки и медведя. Он научился убивать животных (по многим свидетельствам, когда-то в этом не было необходимости) и много дней бессмысленно грезил в глубине пещеры, пока переваривал тяжелую сырую пищу.

***

Прометей в этой истории являет себя через собственное имя – и это даже не имя, а эпитет, под которым мы его запомнили. Прометеу́с – складывается из слов pro (до) и manthanо (разум). Эту версию предложил Платон, который ввел в практику современный перевод устаревших или искаженных понятий, чтобы открывать их смысл через этимологию.

Итак, Прометей носит имя, подчеркивающее в нем то, что помогло выжить белке, – предвидение. Он провидец, предусмотрительный и вещий. Ему помогает Афина, с которой связан стратегический разум. Кстати, по Гесиоду, если в образе Прометея еще есть какие-то человеческие черты, то Афина ведет себя как чистая энергия мысли.

Антропоморфные боги продолжают проявлять себя в нас. Они рождены как идеи неких загадочных энергетических процессов, которые с нами происходят. Не могли бы происходить, если бы мы, например, больше верили, а происходят сами по себе с самого нашего рождения, верим мы или нет. Миф рожден из необходимости осмыслить эту данность, проявленную в инстинктах, спонтанных желаниях, внезапных состояниях. И нет ничего странного, что миф разворачивается как сюжет, в котором можно продемонстрировать не абстрактное видение проблемы (такому долго пришлось учиться), а само действие, показанное на пальцах или через подручные наглядные пособия. Одно хорошо бы осознать: весь пантеон богов обитает в каждом из нас, и мы их Олимп. В эту самую минуту.

Предвидение – это основа человеческого разума в его современном развитии. Умение рассчитать свои цели в уме, построить последовательную цепочку действий, проверить весь план на прочность, ограничить ошибки… Мы до сих пор вынуждены учить детей, потому что некоторые необходимые навыки не перешли в инстинкты, они не так давно появились. И вот мы говорим ребенку: «Чайник горячий, если ты до него дотронешься, что будет? Стой! Куда ты тянешься? Ты же обожжешься!» Или говорим: «Вот сегодня ты съешь целую шоколадку, а завтра захочешь сладкого, а у тебя уже ничего не осталось. Поэтому подумай о завтрашнем дне!» И дети долго не могут привыкнуть так думать. Потом они вырастают и затрудняются в простейшем планировании трат и рабочих часов, берут кредиты, опаздывают. Всё потому, что боги генетики не вложили в нас такого инструмента, который бы работал так же четко, как инстинкт самосохранения.

***

Зевс повелел Прометею создать человека. Походя, буркнул в форме нечленораздельного приказа, не подсказав материала и предназначения. Так что подлинным создателем и настоящим прародителем является отец наш Прометей. Он покопался на берегу и выбрал глину, которую еще предстояло закалить (поэтому Гадамер называет его древним божеством горшечников). Отсюда уже возникает необходимость огня. А по сути, это мотив изначального несовершенства человека, обреченного исправлять недостатки своей природы. Именно Афина вдохнула в глиняных человечков дыхание жизни.

В мифе возникает непутевый брат Эпиметей, «мыслящий после» (крепкий задним умом). Он близнец-трикстер, на которого можно свалить все ошибки. А самый пугающий образ – это Пандора (всеодаренная) со своей походной фляжкой, которую Зевс прислал к людям, чтобы отомстить им за проступок Посейдона. Первая женщина, мать-прародительница, посвящающая нас в тайну первородного греха, её символическая функция – любопытство. Она открыла сосуд, в котором таились все улетучившиеся блага. На дне осталась только надежда, светлый дар для непредусмотрительных эпиметеев.

Но сначала Зевс повелел распределить способности между людьми и животными. Эпиметей (муж Пандоры и основатель партии зеленых) рьяно взялся за дело и всё раскидал в рамках фауны. Человек остался совсем без защиты. Голый, добрый, голодный, он просто хлопал глазами, а потом начал довольно сильно подмерзать. И тогда Прометей похитил огонь с Олимпа (то есть, конечно, огонь не физический, а ментальный, Огонь Просвещения), Афина придумала, как спрятать угли в длинном стебельке тростника, присыпав отверстие золой, и они вынесли ценный дар прямо под носом охранников: «это не факел, мы идем выбрасывать пепел». В тростниковой палочке можно уже предвидеть… нет, не сахар, это другой вид тростника. Кадуцей – жезл Гермеса.

Заметьте, Афина за разглашение божественной тайны никак не пострадала, то есть она слишком тесно соотносится с Прометеем как его женская ипостась. У Прометея длинная судьба, он отмотал на Кавказском хребте 30 тысяч лет, а потом был освобожден Гераклом (в котором тоже стоит видеть его ипостась, героя более низшего порядка, но развивающего миф). Что потом стало с Прометеем? Он поселился в Аиде.

***

Минуточку! Не бывает, чтобы на этом всё заканчивалось. Просто имя «провидец» больше не пригодилось. Прометей начинает водить туристов в Аид (чаще – туда, а не обратно), возится с огнем в жерле Везувия, усовершенствует навыки металлургии и занимается кучей всяких полезных штук, за что получает значок «Изобретатель и рационализатор».

Эсхил говорит: «Все искусства у людей от Прометея». Если собрать всех действующих лиц, хотя бы при помощи Гесиода, то только после освобождения Посейдона возникают персонажи, которых он вполне бы мог играть в следующих сезонах. Похититель огня, обманщик Зевса и психопомп (проводник душ) Гермес – тоже бог Просвещения. Разница в том, что миф о Гермесе возник в Микенах, а о Прометее – в Аргосе. Здесь может возникнуть и Гефест, потому что для древних не было противоречием, что он тоже наделил людей технологиями. Гефест, живущий в жерле вулкана, выбрасывает лаву и тем самым строит новые берега.

Наказанный Гефестом Прометей прикован к горам Кавказа, а кровь из его печени, попадая в воду, застывает в виде утесов и глыб. Тело Прометея всё еще напоминает о творящейся и преобразующейся материи. Печень – вместилище жизненного огня. Каждый день орел клюет Прометея, и на некоторых фресках и кувшинах видно, что его клюв бьет в область груди или сердца. И Аполлон, который принес людям искусства, стоит в растерянности: а! у вас уже есть!

Миф не нуждается в достоверной и логичной точности. Миф каждый раз должен давать искру знания, а не стабильный газопровод к Вечному огню. Миф дает эвристические сообщения, которые невозможно разжевывать, и поэтому Прометей присутствует везде. Мы видим отголоски мифа о первородном грехе, о любопытстве Евы, о работе Адама «в поте лица». Более того, Прометей, совершивший подвиг во имя людей, так же приносит себя в жертву, как Христос. Оба были распяты, вступая в спор с могуществом бога и защищая человека как безусловную ценность.

Индусы считали, что Прометей – порождение их древнейших историй, а на санскрите «праманта» означает палочку для добывания огня. Страбон надоумил исследователей, что раз Прометей был царем скифов, то должен был обитать на территории древних гениохов в районе Сочи. Там сейчас и стоит довольно неказистая фигурка Прометея с разорванными цепями.

Одна из версий мифа вводит в повествование жертвенных быков и мотив священной коровы. В «Теогонии» говорится, что боги и люди решили разделить свои права и обязанности. Прометею поручено вершить суд. В качестве символического объекта выбрано жертвоприношение быка. Реплика в сторону: первобытному человеку сначала нравились потроха животных, потому что мясо не сразу помягчело, а в результате селекции, а до этого его часами варили в молоке, тогда как внутренности были вполне съедобны. И в процессе жертвоприношения именно их – как самое ценное – следовало посвящать богам.

Прометей сделал две кучи: в одну наложил костей, густо смазанных салом, а в другую положил мясо и потроха, прикрыв их шкурой и вывернутым желудком. Дальше выбор предлагается Зевсу. Здесь опять нелогичность: Прометей не доводит задание до конца, он создал условия для махинации и переадресует окончательный выбор самому Зевсу. Тому, конечно, приглянулись блестящие кости. В итоге люди получили пищу получше. В сущности, в этом мифе решается вопрос об отказе от вегетарианства Золотого века.

А Прометей понес наказание. Между прочим, его бессмертная печень отрастает в условиях ночного холода, таким образом, вновь зажигая в нем жизненный огонь. Солярная часть мифа здесь тоже очевидна. Печень Прометея ничем не отличается от колеса Феба. Это солнце, которое восходит на востоке – в крайних пределах мира (на древнегреческой карте), где и прикован Прометей.

***

Миф говорит нам о том, как люди были избавлены от изначального животного невежества. И получили возможности для развития и процветания. Постепенно огонь становится символом очищения, освобождения от хаоса и заблуждений. Геракл, создавший мистерии совершенствования человека, идет путем Прометея и освобождает своего учителя. Прометей – деятельный творец, полный плодотворных противоречий и страсти созидания, в итоге находит для себя мастерскую, в которой предается неутомимой изобретательской работе. Прометей преобразует материю, плавит металл и точно так же отделяет материальную природу человека от духовной.

Сначала Зевс является нам как жестокий тиран, озлобленный на людей. Его поведение породило революционный дух, и Прометей стал символом борьбы за справедливость. Но он всё время дает задания, которые изобличают в нем высшую творящую энергию. Пожалуй, редко где еще Зевс так охотно предстает в роли обманутого хозяина. Зевс провоцирует человека встать на путь совершенствования. Его демонстративный гнев, его приятие совершенных ошибок не приводят к уничтожению человечества и страшным бедствиям. Через Прометея всеведущий бог передает людям самый высший подарок – разум. После понесенного наказания Прометей прощен, и Геракл становится первым человеком, взошедшим на Олимп, человеком, ставшим богом. Потом Зевс возвестил, что рождается его возлюбленный сын, Ахиллес. Посейдон смирил свой гнев и решил предупредить Зевса, что Ахиллес способен его свергнуть. Но это уже другая история.

Испуг, трудности и страдания – такие же божественные подсказки, как озарение, воодушевление и чудеса. Научить извлекать опыт из сомнительных побуждений, ошибок, помрачений может Геракл, основатель самых популярных мистерий «Двенадцати подвигов». Но воображением, позволяющим озирать бескрайние земли, видеть невидимое и заглядывать в будущее, мы обязаны только Прометею.

* Прозаик, поэт, кандидат филологических наук, доцент Самарского государственного института культуры, ведущий литературного клуба «Лит-механика». Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 1 апреля 2021 года, № 7 (204).

Комментариев нет:

Отправка комментария

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...