11.10.2021

Софрон Данилов: «Саха» или «Якут»? Какие ещё тюркские народы неправильно именуют?

 Крепко запомнился мне один случай из довоенных педрабфаковских лет. Спорили два студента. Оба якуты: один – из центрального Мегинского улуса, другой – с далёких Охотских берегов, отошедших несколько лет назад только что образованному Дальнему Востоку. Спор уже клонился в пользу мегинского парня.

Тут приморец со злостью бросил свой никак неотразимый, последний козырь:

- Да что с ним говорить! Разве он поймёт?! Он же не саха, а якут!

В этих словах было столько уничижительности и презрения, что мегинец сразу смолк.

Дело в том, что в паспорте дальневосточника в графе «национальность» было записано «саха», а мегинца – «якут». Якуты, это отколовшееся некогда от своих сородичей тюркское племя, издревле называют себя «саха». Слово же «якут» чисто эвенкийского происхождения. Эвенки называют якутов «эко». Таковая кличка якутов существует у эвенков до настоящего времени.

***

«Первые русские об якутах, – писал основоположник нашей литературы и учёный-лингвист А.Е. Кулаковский в своей работе «О происхождении слова якут», – услыхали от южных тунгусов под указанным именем «эко». Но русский язык, как известно, не любит в начале слов иностранный звук «э», и казаки его заменили звуком «йа» или «я» – получилось «яко». Затем к слову прибавили своё окончание «ут», получилось «якут». Окончание «ут» давалось и другим народностям: але-ут, теле-ут, лум-ут и т.д.

Тогда, в тридцатые годы, нам, впервые приехавшим в город из далёких таёжных улусов и именовавшим себя до сих пор только как «саха», было непривычно дико и даже глубоко оскорбительно обращённое к нам слово «якут». Оно вызывало каждый раз в нас внутреннюю дрожь и неприятный холодок. И видимо, не только у нас, у молодых людей, но и у всего народа. Ещё в двадцатые годы, точнее в 1924 году, один из первых наших крупных учёных Г.В. Ксенофонтов впервые поднял вопрос о необходимости замены слов «якут», «Якутия» словами «саха», «Сахаада». С таким же предложением с некоторой вариацией выступил известный общественный деятель В.И. Леонтьев.

Конституционная Комиссия при Президиуме ЯЦИК на своём заседании от 27 ноября 1924 года, обсудив этот «чрезвычайно важный вопрос» и имея в виду, что якуты сами себя именуют «саха», что слово «якуты» имеет в своей основе якутского корня, и поэтому для якутов оно совершенно чуждо и что «другие народности, как, например зыряне (коми) уже заменили своё наименование новыми словами, в основе коих кладётся корень слова, заимствованного из родного языка», постановила приступить к обсуждению вопроса о замене слова «якут» словом с основой «саха».

***

Пока шла в печати дискуссия, подоспели события 1927-1928 годов. Вместо ожидаемого вышло другое постановление – постановление ЦК ВКП(б) от августа 1928 года «О положении в якутской организации». И начались массовые аресты, расстрелы без суда и следствия. Широкая и невиданная до сих пор волна кровавых репрессий смела всех тех, кто когда-либо имел хоть малейшее отношение к проблемам национального развития.

И, конечно, никто не смел больше не то что говорить, но и думать об этом. Между тем, в то время, особенно в начале тридцатых годов, многие народы освободились от насильно навязанных им некогда наименований национальности и приняли близкие их сердцу, родные имена, так, прежние тунгусы стали эвенками, ламуты – эвенами, самоеды – ненцами и т.д.

В связи с подготовкой новой Конституции СССР в середине тридцатых годов опять воспрянули надежды. В 1936 году Президиум ЦИК Якутской АССР создал правительственную Комиссию по разработке предложений по замене наименования республики словом с основой «саха». В эту работу включился Институт языка и литературы при Совнаркоме ЯАССР. Появились в печати первые, весьма осторожные статьи.

***

И… грянул 1937 года опять началась кровавая вакханалия… И «этот чрезвычайно важный вопрос», казалось, заглох навсегда. Говорят, человек со временем привыкает ко всему. Мне, семидесятилетнему человеку, у которого давно уж притупилась острота восприятия, пора бы притерпеться и привыкнуть к сотни раз повторяющимся ежедневно печатно и изустно словам «якут» и «Якутия». Но во мне они каждый раз вызывают, может, не в той степени, как в молодости, внутренний протест, чувство какой-то своей неполноценности. И, не скрою, мне было горько и больно, когда сессия Верховного Совета приняла решение именовать нашу суверенную республику «Якутская-Саха ССР».

Совершенно справедливо писала недавно газета «Комсомольская правда»: «Якутия-Саха – это то же, что масло масляное». Если бы года два тому назад нашу республику «Якутская-Саха ССР», я бы сказал «неумная шутка». Но, увы, на этот раз не шутка, а постановление высшего органа власти республики. А как же буду называться я, представитель народа, давшего имя республике? Якут-саха? Всё-таки кто же я: саха, якут, или якут-саха? На этот вопрос однозначно и непреклонно, всем своим существом отвечаю:

- Я – саха!

Автор: Софрон Данилов, народный писатель Якутии, общественный и политический деятель. 1990 год.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...